Вечер с мастерами производства курительных трубок

Доброго времени суток, уважаемые трубокуры. Вот уже много лет я являюсь адептом этого прекрасного вида времяпрепровождения. Трубка для меня — неиссякаемый источник наслаждения, способ расслабиться, упорядочить свои мысли, сбросить груз усталости, накопленный за долгий трудовой день. Я всегда с интересом слежу за новостями трубочного мира, регулярно перечитываю тематические форумы, наслаждаясь четкостью формулировок, ясностью мысли и искрометным юмором постоянных участников. Написать, однако, решился впервые. Темой, подвигнувшей меня на раскрытие молчавших ранее литературных талантов, стала замечательная ветка «Выбор трубки для начинающего курильщика». Хоть я и не начинающий, но не вставить свои «пять копеек» просто не могу.

На момент, о котором пойдет повествование, я был уже заядлым труборуром со стажем более пяти лет. Курительные принадлежности — вересковый «Брюер», тампер, крючок и нож — были подарены моим хорошим другом в честь достаточно печального события. Он уезжал в Канаду на ПМЖ. Проводы были буйными, а на следующее утро, стоя на автовокзале около громадного «Икаруса», Руслан сунул мне в руки небольшой сверток, перетянутый скотчем. — На память. Бывай, брат, —  и исчез в чреве злосчастной машины.

Но речь не о нем. А о том, что мою любимую трубку съел недавно подобранный на улице щенок чистопородной дворняжки. Он трудился над изделием безымянного мастера долго и упорно, к моему приходу от трубки остался лишь расколотый мундштук да латунное соединительное колечко. Мой гнев был ужасен, но сам виноват — нечего было в неположенном месте дорогую вещь оставлять. Через несколько недель с работы пришла разнарядка на командировку в Харьков, и путем честной жеребьевки командировочным назначили меня. А в качестве утешительного приза выписали удостоверение не на три, а на пять дней.

— Обернешься раньше, гуляй до конца недели, — напутствовал меня кадровик. Дела я закончил вечером первого же дня и, найдя в записной книжке телефон институтского приятеля, напросился на ночлег. Встретились, как водится, не без бутылочки, поговорили душевно. Друг попыхивал явно недещевым вересковым Dunhill-ом,  и я в качестве смешной истории рассказал о съеденной трубке. Леня ухмыльнулся и произнес: — Есть идея... Через несколько минут на кухонном столе натужно жужжал кулером мощный ноут, а я, завороженный, с восхищением рассматривал открывшуюся моему взору картину. Целая галерея трубок ручной работы. Гладкие, резные, инкрустированные латунью и тисненой кожей.

— Нравится?

— Еще бы. Где такую красоту нашел?

— В Творческой Ассоциации «Декор». Наша, харьковская контора. — И выдержав театральную паузу, добавил: – Я там резчиком работаю.Конечно, я засыпал его вопросами, захвалил до появления румянца, разглядывая воистину великолепные курительные принадлежности. К чести Лехи надо отметить тот факт, что купаться в лучах славы ему достаточно быстро надоело. Примерно через час.

— Слушай, ну правда. Ведь это не один я сделал. А хочешь, с другими ребятами познакомлю? Вася, вон, сосед с третьего этажа всех «Корсаров» сделал. А Гриша, напротив живет, анималистической серией занимался. Кстати. Так понравившаяся тебе «Пантера на камнях» — его рук дела. Конечно, я согласился. А как же иначе, когда мне еще удастся пообщаться с мастерами, делающими ТАКОЕ!!!!

Ребята пришли минут через пятнадцать. Одетые по-домашнему, треники, бобки, шлепки. В руках бутылочка «Тисы», кулек мандарин и еще теплая, аппетитно пахнущая яблочная шарлотка.

производители курительных трубок

— У жены выпросил, — с хитрой улыбкой признался крепкий, невысокого роста Вася.

Гриша многозначительно помахал бутылкой. Сели, выпили, закурили. Ребята, как и Леша, оказались заядлыми трубокурами. У Василия в кармане нашлась початая упаковка «Клана», Гриша предпочитал турецкий табачок. А Леша, халявщик, курил то, что успевал стянуть. Разговор естественно, крутился вокруг работы.

Методы выбора и просушки заготовок, резка трубок, художественное оформление готового изделия.

— Я, например, как посмотрю на брусок, так сразу вижу, что получиться должно, — напористо излагал свою точку зрения Гриша, крутя для наглядности в крепких пальцах утянутую из ящика с кухонным скарбом скалку. — Или биллиард, или бент. Не то, что эти мастера лобзика и топора.

— Ага, ага. А «Беркута» кто тебе резать помогал? — по-детски обиделся Леха. — Не видишь мелких деталей — к окулисту сходи, пусть очки пропишет.

— Хорош, ребята, цапаться. Вы мне вот на какой вопрос ответьте, — воспользовался я возникшей паузой. — Вот Леша буржуй, Dunhill курит, а вы — собственные изделия.

— Так не он один. У нас у каждого по нескольку трубок. У меня — бент от Savinelli, у Васьки тоже Dunhill, но «носогрейка» и штук по пять своих. Дело не в том, что забугорные лучше. Просто каждая трубка курится по-особому. И не для каждого сорта табака подходит.

— Точно. Например, забей в «буржуя» флейк, он мигом прогорит, — включился в разговор Леша. — А вирджинию я только из грушевой, своими руками сделанной, курю. Легенькими затяжками. Ароматный дым и еле уловимый привкус. Праздник для рецепторов!

— А если серьезно, у нас, у мастеров, у каждого зарубежные трубки есть. И дорогие, не какой-нибудь ширпотреб. Для расширения кругозора покупали. Смотрели, как их мастера каналы сверлят, какая геометрия чаши, ступеньки, зазоры. Сделать трубку — не деревяшку обстругать, — подключился молча слушавший нас Вася.

— И что, у кого лучше получается? — подначиваю ребят. — У вас или у них?

— А, что с тобой говорить, темнота. В производственном процессе не разбираешься. Буржуины, вон, практически все процессы автоматизировали, рабочий к трубке от силы раз пять прикасается. А у нас — все вручную. Зазоры минимальные, только на расширение, ступенек при сверловке не оставляем, трубки даже через несколько лет курятся без проблем. Не булькают, не кашляют, — Гриша с досадой хлопнул ладонью по столу. — А все Dunhill, Savinelli. Да и вообще, 80% на рынке подделка. Собранная профессиональными китайскими рабочими в оборудованном по последнему слову техники подвале.

курительные трубки ручной работы

— Да я шучу, ребята, не обижайтесь. Ляпнул, не подумав, — признал свою вину я. — Разлейте лучше.

К полуночи я был прощен. Ребята засобирались по домам, ссылаясь на то, «что это вам, командировочным, хорошо. Залег на верхнюю полку и храпи до самого Львова. А нам работать надо».

А перед расставанием Алексей, порывшись в небольшой мастерской, обустроенной прямо у него в кабинете, извлек из ящика и вручил мне ту самую «Пантеру на камнях».

— Кури на здоровье.

— Спасибо, друг. И ребят поблагодари за прекрасный вечер.

Вот такая история. Если немного скомкано, не судите строго. Первый блин всегда комом.